Скорбный Ангел.
Верная Богу, Царю и Отечеству!
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Скорбный Ангел. > Дневники


Аватары, опросы, тесты c категорией "Дневники".
Пользователи, сообщества c интересом "Дневники".

пятница, 23 ноября 2012 г.
Отрывок из дневник Князя Владимира Павловича Палей. 1917 год. ( 3 часть) Ella von Hessen 17:00:32
­­
­­
Князь Владимир Палей с воспитателем А.Н. Фену
­­

Подробнее…1 ноября 1917 г., среда

Сегодня рано утром мы еще ничего не знали о папа и безумно беспокоились, беспокоились так, что едва держались на ногах. Предметы вываливались у нас буквально из рук.

Около десяти приехал обратно Зверев и привез, наконец, письмо от Бебе. Новости неважные, но лучше, чем можно было ожидать: после долгих мытарств папа был отвезен в Смольный, где порешили его засадить в крепость. Каким-то образом удалось упросить их оставить папа в Смольном, где ему отвели комнату и где он находится под охраной трех матросов, которые вчера сопровождали его с комиссаром. Мама сейчас же достала пропуск в город от Бакланова и уложила вещи для папа, так как папа, видимо, потерял вчера голову и все забыл, главное - свои лекарства. Все это мама собрала и уехала в 12 1/2 на моторе с Чекалиным.
День прошел в томительном ожидании известий. Такой тоски я еще никогда не испытывал. Узнали от Анны Богдановны, что один священник царскосельский расстрелян, а два или три других арестованы. Это за служение молебнов во время боя и за устройство крестного хода по Царскому. Теперь я себе объясняю жутких колокольный звон, до боли диссонировавший с еще более жуткой канонадой. Голоса Добра и Зла! Но что может быть хуже расстрелов, служба церковная в Царском запрещена.
Разве это не знамение времени? Разве не ясно, к чему мы идем и чем это кончится? Падением монархий, одна за другой, ограничением прав христиан, всемирной республикой и — несомненно! — всемирной же тиранией. И этот тиран будет предсказанным антихристом для нас, а для еврейства или псевдомасонства - мессией. Его царство продлится, должно продлиться всего 3 1/2 года. А затем...Невеселые мысли лезут в усталую голову. И все-таки светлая сила победит! И зарыдают гласом великим те, кто беснуется. Не здесь, так там, но победа останется за Христом, потому что Он — Правда, Добро, Красота, Гармония.
Матросы, которые произвели у нас обыск, взяли только старые папины шашки и, надо отдать им справедливость, ни одной вещи не украли, даже деньги, лежавшие у меня на столе. Я насилу отвоевал свою шашку со Св. Анной 4-й степени. Они со мной согласились и сказали:
-Это за храбрость, это отнять нельзя.
Я был очень горд, что настоял на своем. (Господи, что это мама не возвращается!) У меня сейчас на столе медленно и красиво умирает алая роза, сорванная в нашем саду четыре дня тому назад. Не только нет снега, но розы растут в саду. И это - в ноябре! Если бы и в душах людских было тоже самое!
Говорят, что красная гвардия ужасно здесь хулиганит, и солдаты решили отправить ее снова в Петроград к станкам. Мол, вы нам теперь не нужны, так можете на работу вернуться...
Мама вернулась в 9 часов вечера, полна рассказов. Папа живет в ужасных условиях за перегородкой...

­­


2 ноября 1917 г., Петроград, 21 час

От сегодняшнего дня у меня осталось калейдоскопическое и мучительно суетливое впечатление. Но пока все к лучшему.
К концу завтрака подъехали М. и Г. Рассказывали про ужасы в Москве. В 13 1/2 часа мы двинулись на двух моторах, заехав в Царскосельский Совет за комиссаром Георгием Бергером и его помощником. В пути нас несколько раз осматривали. Раз даже красногвардейцы хотели влезть в мотор, рассчитывая, что мы их подвезем. Но Т. рассердился, закричал на них (о, равенство!), и они с угрозами отстали. Мы прямо отвезли детей на Олину квартиру, и втроем - мама, Г. и я - покатили в Смольный институт.
Боже мой! Мне казалось, что попал в один из кругов Дантовского ада или, вернее, во все круги. Сразу такого рева, такой грязи, такой суеты, такого хамства я еще никогда не видал! После получасового ожидания к нам вышел Бонч-Бруевич с каким-то рабочим. Они сразу же согласились, чтобы папа отвезти на частную квартиру, под честным словом и под охраной из тех же пресловутых красногвардейцев. Нам тотчас же написали пропуска к папа. Мы пробыли там с ним довольно долго. Молодые матросы, охраняющие его, замечательно милы...


3 января

Говорил по телефону с Шушей Альбрехт. Она сказала, что три молодых конногвардейца - сые Эспера Белосельского, Мелер -Закомельский кн. Волхонский - убиты солдатами. Марианна попросила Руманова поторопить издание моего второго сборника. Он ответил прелестным письмом. P.S. которого был: "Существует ли для вас слово: невозможно?" Как это галантно...
На 5-е ожидается потасовка.


4 января

Днем мама, Петраков, Jacqueline и я ходили осматривать дачу Бориса Владимировича, куда мы хотим переехать ввиду недостатка топлива. Разместимся прекрасно.

­­


Вторник, 9 января 1918 г.

Вернулся в Царское с 12- часовым. После часа мы переехали к Борису Владимировичу, не в дом, а в павильон, так как в доме неладно с отоплением и водопроводом. Так как разрешения от Б.В. из Кисловодска все еще не было, то мы, в сущности, переехали совершенно нелегально. Кое-как поместились. Душно и неудобно.


Среда, 10 января

Мама ездила в город и чуть было не нарвалась на скандал, так как начала говорить с солдатами. Jacqueline бедная слегла, у нее сильный бронхит.


Четверг, 11 января

То, что можно назвать: un peu ennuyeux - тоска. Скучно и нехорошо на душе. Забудешься, потом опять вспомнишь, как нехорошо - и заноет душа. Поганое время.


Суббота, 13 января

Дядя Сережа скончался.

­­
Автопортрет Владимира Палея.


Вторник, 15-го

В 9 1/2 часа утра мама, Марианна и я поехали на похороны на автомобиле Saint-Sauveur'a. Долго блуждали по городу, наконец, решили поехать на Смоленское кладбище. Было очень тяжело. Горе жены и детей неописуемо. Было много актеров, все мы несли гроб...
Завтракал с Милией у Донона, потом заехал к Фотта, оттуда домой. До 4.35 вернулся с мамой в Царское.


Среда, 17 января

Утром ходил в дом.
К чаю пришли мадам Шнейер и Манечка Баторская. После чая я опять был в доме, говорил с Богатыревым. К обеду был Саша Половцев. Он с головой ушел в охрану Павловска и стал порядочным знатоком. Он говорил, что знаменитая Лариса Михайловна сказала ему: "Вся эта авантюра не может продлиться дольше, чем до мая месяца".
Да уж! Когда они все заминируют, тогда и удерут. Старая история!


Четверг, 18 января

Ходил в дом за вещами. После завтрака читал "Золушкин праздник" в гимназии. Волновался адски, Анна Богдановна говорила, что пока я читал, мои ноги ходили ходуном. Ну, словом, все благополучно: и сам инспектор согласился играть, и какая-то строгая Наталия Ивановна тоже согласилась играть, все это крайне приятно. Почему-то инспектор счел нужным сравнить меня с леопардом! Бедные классные дамы, по- видимому, рады этому вторжению в их скучный мир...


(На этом дневниковые записи обрываются.)

Источник: Книга "Воспоминания о России"(Автор: Княгиня Ольга Палей.)


Категории: Палей, Дневники, Князь, Алапаевские мученики
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
пятница, 16 ноября 2012 г.
Ella von Hessen 10:45:13
Запись только для зарегистрированных пользователей.
четверг, 16 августа 2012 г.
Цитаты из дневника и переписки Королевы Виктории Ella von Hessen 08:03:12
­­

Подробнее…«Я люблю мир и покой, я ненавижу политику и суету. Мы, женщины, не созданы для управления государством, и если мы хорошие женщины, нам не должны нравиться мужские занятия. Сейчас такие времена, которые вынуждают ими интересоваться, и, конечно же, я упорно делаю это».

«Я очень сильно сожалею, что я не мужчина, и не могу сражаться в войне. Для мужчины нет более славной смерти, чем на поле боя».

«Во власти человека быть счастливым – и быть довольным».

«O! Возможно ли, чтобы в этом мире было больше христианских чувств и меньше страстей!» (6 января 1864 г.).

«Любой возраст имеет свои преимущества и свои блага».

«То, чего мы не понимаем сейчас, мы поймем когда-нибудь – в этой жизни или в иной. Но мы можем быть уверены в том, что объяснение не скроется от нас».

«Нас не интересуют возможности поражения. Их не существует».
­­
«Важно не то, что они думают обо мне, а что я думаю о них».

«Его чистота была слишком велика, его устремления слишком высоки для этого бедного, несчастного мира! Его великая душа теперь только наслаждается тем, чего она была достойна!»

«Мне кажется, что ни одна девушка не пошла бы к алтарю, если бы она все знала».

«Великие события успокаивают и умиротворяют меня; и только мелочи действуют мне на нервы».

«Он говорит со Мной, как будто я – общественное собрание» (о лорде Гладстоне, Премьер-министре Великобритании).

«Не позволяйте, чтобы ваши чувства (очень естественные и обычные) сиюминутного раздражения и дискомфорта видели другие; не надо (как вы так часто делали и делаете сейчас) допускать, чтобы каждое незначительное чувство читалось на вашем лице и прослеживалось в вашем поведении».

­­

Вторник, 20 июня 1837 г. в Кенсингтонском дворце
(в этот день Виктория узнала, что стала королевой)
:

«…Так как я рада, что Провидение поставило меня в это положение, я сделаю все возможное, чтобы выполнить свои обязательства перед своей страной. Я очень молода и, возможно, во многих, хотя и не во всех делах, неопытна, но я уверена, что у очень немногих есть больше действительно доброй воли и настоящего желания сделать то, что должно и правильно, чем есть у меня…»


О Лорде Мельбурне
(премьер-министр Виктории, первый учитель и первый настоящий друг юной королевы):


«…Мне он очень нравится, и я в нем уверена. Он очень прямой, честный, умный и хороший человек…»

­­

Коронация: вторник, 28 июня 1838 г.:

«…Это был прекрасный день, и толпы людей превосходили то, что я видела до сих пор; их было много в день, когда я выезжала в Сити, но это было ничто – ничто в сравнении с массами, миллионами моих верных подданных, которые собирались в каждом месте, чтобы быть свидетелями Процессии. Их хорошее расположение и исключительная преданность были безграничны, и я действительно не могу передать, как горда я была, ощущая себя Королевой такой Нации. Иногда я тревожилась, что люди задавят или задушат друг друга, по причине ужасной суеты и давки…
…толпы, если это возможно, еще больше выросли. Энтузиазм, любовь и преданность были действительно трогательными, и я всегда буду помнить этот день как преисполнивший меня наибольшей гордостью за всю мою жизнь. Я вернулась домой после 6, - правда не чувствуя себя уставшей…»

­­

Вcемирная выставка: 1 мая 1851 г.
(в Лондонском Гайд-Парке Виктория открыла Первую Всемирную выставку промышленной продукции):


«…Этот день один из самых знаменательных и ярких дней в нашей жизни, с которым, к моей гордости и радости, навсегда связано имя моего дорогого и любимого Альберта! Это день, который заставил мое сердце трепетать в благодарном порыве…Парк представлял собой удивительное зрелище, толпы людей прохаживались по нему – проезжали экипажи и гвардейцы, точь-в-точь как День Коронации, и я испытывала такое же волнение. День был ярким, и везде царили суета и воодушевление.

…Прошел небольшой дождик, как только мы отъехали; но прежде, чем мы приблизились к Хрустальному дворцу, выглянуло солнце и заиграло на этом гигантском сооружении, на крыше которого развевались флаги всех наций.

Мы поднялись по Роттен-Роу и вышли из экипажей у входа с этой стороны. Луч, пробивающийся сквозь железные ворота Трансепта, покачивающиеся пальмы и цветы, мириады людей, заполняющие галереи и места вокруг, вместе со звуком фанфар, раздавшемся когда мы заходили в здание, заставило меня почувствовать то, что я никогда не забуду, я была очень тронута… Через несколько секунд мы прошли дальше, Альберт вел меня и держал за руку Вики, а Берти держал за руку меня. Когда мы подошли к центру, где были ступеньки, и стоял стул (на который я не села), обращенный к красивому хрустальному фонтану, зрелище казалось магическим и впечатляющим. Потрясающее веселье, радость на каждом лице, огромные масштабы здания со всем его внутренним убранством и экспонатами, звук органа (с 200 инструментами и 600 голосами, казавшимися мелочью), и мой любимый Муж, создатель этого великого «Мирного Фестиваля», объединивший промышленность и искусство всех наций на земле, все это было действительно волнительно, днем, который, хотелось, чтобы длился вечно. Да хранит Господь моего дорогого Альберта и мою Страну, которая так замечательно себя сегодня проявила...»

­­

Золотой юбилей: 22 июня 1887 г., в Виндзорском замке:

«…а маленькая девочка дала мне красивый букет, на лентах которого было вышито: «Боже, храни нашу Королеву, не только Королеву, но Мать, Королеву и Друга».

­­

О покупке акций Суэцкого канала:

«…Виндзорский замок, двадцать четвертое ноября, тысяча восемьсот семьдесят пятый год

Получила почту от господина Дизраэли с очень важными новостями о том, что правительство купило акции наместника Египта в Суэцком канале на четыре миллиона, что дает нам полный контроль над Индией, и вообще ставит нас в очень безопасное положение! Потрясающая вещь. Это полностью заслуга господина Дизраэли.

Всего лишь три или четыре дня тому назад я услышала о предложении, и сразу же поддержала и посодействовала ему, хотя в тот момент это казалось сомнительным, и вот сегодня все было успешно улажено…»


Дневник Королевы Виктории

Перед смертью Королева Виктория поручила Беатрис (своей младшей дочери) отредактировать свои записи перед тем, как их отправят в архив и опубликуют. Королева вела свой журнал с юных лет, поэтому записей накопилось огромное количество. Беатрис провела за редактированием журнала матери тридцать лет. Она последовала инструкциям Виктории: убрать из журнала все, что могло причинить боль или неприятности родственникам и людям, названным в дневнике. Принцесса переписала от руки все записи, а оригинал сожгла. Беатрис завершила свою миссию в 1931 году. Сейчас 111 томов записей Королевы Виктории хранятся в Королевском Архиве в Виндзорском замке.


Источник: http://www.ahmadtea.ua/


Категории: Дневники, Королева, Письма
комментировать 8 комментариев | Прoкoммeнтировaть
понедельник, 30 июля 2012 г.
Ella von Hessen 07:50:24
Запись только для зарегистрированных пользователей.
понедельник, 2 апреля 2012 г.
Свадьба Великой княжны Марии и принца Альфреда глазами Великова князя Сергея Александравича Ella von Hessen 10:32:05
­­
­­
­­

Подробнее…3 января. Новый год! Дай. бог, чтобы он был также счастлив, как и старый!!! Мари вчера примеряла свою свадебную куафюру, а сегодня мантию и шлейф. Мы обедали у Саши, кроме Мама, которая вот уже несколько дней не совсем здорова! Минни ужасно счастлива иметь свою сестру здесь. Мари и Альфред очень милы вместе. Свадьба приближается, какой кошмар!!!Amen!
­­ ­­
Великий Князь Сергей и Великая Княжна Мария

10 января. Канун свадьбы! Боже мой, как все скоро прошло, ужасно! Только что я был у Мари, которая очень счастлива, и пил чай с её друзьями: Евгения, Маруся и Лизетта; под конец Alfred пришел, мы на него очень сердились! Le мальчишник очень удался.
Вечером, Мари сделали чудесные подарки, мне очень грустно, плакал. Я ужасно устал, ужасно! Боже мой, завтра великий день! Прощание с девицами было очень трогательное! они очень грустны! Мари очень весела. У меня нет не мысли в голове, совершенный Содом! Amen!
­­ ­­
Принц Альфред/ Великая Княжна Мария Александровна


11 января. Свадьба. Совершилось! Надо толком все рассказать. Утро прошло по обыкновению очень спокойно. Мари пришла очень поздно, потому что накануне очень устала. До свадьбы с женихом не виделась. В 11-го была обедня в Малой церкви, было так приятно помолиться с Мари. Были у обедни Папа, Мама, Мари, Пиц и я. После обедни Папа, Мама и братья завтракали у нас в комнатах, а Мама осталась отдыхать в новых комнатах Мари, где она должна была одеваться. К свадьбе Пицц и я были с Андреевским орлом и звездой из бриллиантов, в гусарской форме, я шафером (в первый раз) у Альфреда. Около часа мы все отправились в белый салон, около той комнаты, где Мари одевала корону и фату, там были собраны все тетушки, одна красивее другой, сверкающие бриллиантами и камнями! Наконец входит невеста в своем подвенечном платье, окруженная плачущими женщинами, ее причесывают, надевают мантию… Это длится очень долго, входят камердинеры, которые должны держать мантию. Одна половина двери была отворена, и я, к счастью, мог видеть, как все происходи. Мари готова, является Alfred, и процессия начинается. Папа и Мама вперед, за ними три наследницы, четыре наследника, Мари с женихом, тетушки, принц Кобургский с Артуром, Алексей с Владимиром, я с Пицем и, наконец, разные дядюшки и кузены. Проходим через все залы, масса народу наверху и внизу, доходят до церкви, прикладываются ко кресту, и обряд начинается. Во мне во время службы разные были чувства: и грусть, и радость – право, не знаю, что сказать, просто страшно! Наступило время нам действовать! Владимир и Алексей у Мари, а я и Артур у Alfred, мы выходим вперед, делаем поклон Государю и становимся на месте. Владимир с Артуром начинают, а потом я с Алексеем; нам было всего тяжелее, мне было ужасно страшно, я сам не знаю отчего, кажется, от эмоций. Ходить кругом аналоя было всего тяжелее, но все благополучно кончилось, мне было только ужасно жарко! Я старался, сколько можно было, хорошенько за Мари помолился. Душка Ники пришел во время свадьбы, он сам этого непременно желал.
­­ ­­
Великая княжна Мария Александровна и Принц Альфред


После русской свадьбы была английская, в Александровском зале. она мне очень понравилось, маленький Dean очень хорошо читал, так что я все понял. Мне очень понравилась следующая фраза: «Who gives this woman to this man?» Тогда Папа и Мама сделали знак, что это они. По окончании этой церемонии все возвратились тем же порядком в Малахитовую, и Папа, Мама, даже и мы подписали наши имена как свидетели этой свадьбы, это у них, т.е. у англичан, такой обычай.
­­ ­­
Великая Княжна Мария Александровна

Все ужасно устали, церемония продолжалась до 3 часов. Мама и Мари легли отдыхать. У меня в учебной поселилась Тетя Сани, которая была великолепна. Я не снимал мундира, только оставался в ментике и в чикчирах; я забыл сказать, что Папа на этот случай сделал меня поручиком, а Пицца подпоручиком. Банкет был назначен на 5 часов. Это время мы провели у себя дома; двоюродные братья у нас оставались, часть времени провели у Т.Сани. Около пяти стали одеваться и пошли с Тетей в Малахитовую. Когда все были собраны опять, попарно отправились на банкет. Я в первый раз видел свадебный обед, я сидел между Алексеем и Пицем, за ними стояли камердинеры и пажи, это показалось мне очень оригинально. Много пили тостов, было очень весело, чудная Патти была идеальная, она пела на хорах, пели много других артистов, зала была освещена a giorno великолепно! Таким же порядком отправились назад.
­­ ­­
Великая Княжна Мария с матерью Императрицей Марией Александровной/Великая Княжна Мария с отцом Императором Александром Николаевичем

Мари была все это время очень мила и удивительно спокойна, такая душка. После этого все отправились хорошенько отдыхать до 9 часов, а в 9 должен был начаться – куртаг. я весь вечер провел очень приятно с Мама и мари, мы рассуждали о том, что случилось днем. было очень, очень приятно, я эти часы никогда не забуду!!! Мы так болтали около двух часов. Мама не пошла на бал, потому что она слишком утомилась утром. В 9-го Мари должна была одеваться, а я отправился к себе, где застал большую компанию с Т.Сани. Альфред мне ужасно завидовал, что я видел Мари и дразнил тем, что он прочтет мой журнал, а он, к несчастью, лежал на столе и, о ужас, не был заперт на ключ, он и Саша его схватили, а я бросился его выручать, мы ужасно возились ( все очень нарядные). Артур даже на полу лежал; мы перемяли все подушки и шали Тети, ужасно было смешно! Мы чуть не опоздали на бал и должны были скорее одеваться и отправляться на бал. Все попарно отправились под звуки музыки и расхаживали в Георгиевском зале, полонез, жара была неимоверная, знакомых тьма. Полонез из «Жизни за Царя», право, надоел, наконец! Вся эта процедура недолго продолжалась. Дома мы переоделись, я ( по протекции Мама) попал на ужин, ужасно был рад. Молодые были встречены Мини с хлебом с солью у дверей. На огромном столе стоял свадебный bridge-cake совершенно белый. очень красиво. Мы все переоделись, я в венгерке, ужасно устал. отдыхал с Артуром довольно долго. Когда все, по крайней мере, все те, которые могли это сделать, переоделись, мы пошли в комнаты, где была почти вся семья. Мари была уже переодета, очень милая в розовом платье с так называемым чепчиком на голове. Молодые нам подарили прелестные запонки с их портретами.Сели за ужен в Малохитовой,очень было хорошо.
­­
Великий Князь Сергей Александрович и Великая Княжна Мария Александровна с братом Павлом.


Я забыл сказать, что во время утренней церемонии (день был очень пасмурный и темный) вдруг солнце просияло на минуту и осветило молодых, это было прелестно! Все это приняли как хорошие предвестие! Воля Божия! По окончанию ужина молодые простились с семьей, и молодая должна была одеть простое платье, чтобы отправиться в Царское. Я держал несколько раз шлейф Alix, который ужасно тяжел, а она в благодарность меня поцеловала, я был очень тронут.
Я с Артуром проводил Мари и Alfred до подъезда Мама; там были Гр. Адлерберг и Барятинский. Мы с Мари крепко обнялись и простились, и долго провожал ее глазами! Finis coronat opus!!! Вот и конец этому страшному дню!!!
­­ ­­
Великий Князь Сергей Александрович/ Великая Княжна Мария Александровна

Что мне сказать про себя во все это время? Право, трудно, я сам не знаю! Это правда, что одну минуту во время свадьбы я чуть не расхныкался! Возвращаясь от проводов, я на минуту остановился в комнатах душки Мари, мне сделалось очень, очень грустно: я вспомнил, как мы тут с ней живали и, наконец, как она тут так долго жила, и что все это навсегда кончено! Всегда- ведь это страшное слово! Боже мой. как мое сердце сжалось! Я немного помолился у ее образов за нее и ушел; проходя я нашел, что все было на своем месте, как будто бы вот-вот она взойдет, даже комнаты были все освящены. Ужасно грустно! Больно! Тяжело! А бедная мамочка, что должна-то она ощущать, это можно себе вообразить, как ужасно. Новая жизнь, которую надо начинать! И легко ли начинать новую жизнь?
« На Тя, Господи, уповаю», помози нам! Я не знаю, что со мною будет, когда Мари уедет! Ведь жалобами себе не поможешь, так лучше молчать и переносить все с терпением!
Счастливы те, кто живет в Боге! Amen!

­­

Источник:
I том книги "Великий Князь Сергей Александрович Романов"


Категории: Дневники, Княгиня (Княжна), Князь, Принц, Российская Империя
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
пятница, 12 августа 2011 г.
Из юношеского дневника Великого князя Сергея Александровича. Ella von Hessen 11:15:27
­­
­­
Подробнее…­­

29 июня. Югенгнйм. Я себя очень дурно веду со своим журналом, просто стыдно. Много, очень много перемен сделалось с тех пор, как я не писал. Во-первых, Мариневеста. Alfred здесь и сего дня это решено. Я много плакал, потому что это первый большой поворот в моей жизни. До этих пор все мне казалось, что это так далеко и что это не скоро случится, а теперь совсем другое дело; с Мари связывались все мои лучшие детские воспоминания, а теперь как бы оторвали у меня мое детство, а с ним все, все, что дорого моему сердцу. Да , свадьба Мари мне будет тяжелым испытанием! Что же делать, надо к этому привыкать. Жизнь – не только розы!
Я увидел Sandro в первые раз после 5 лет, Боже, как он переменился, из капризного, ленивого, несносного мальчика он сделался благовоспитанным и очень прилежным молодым человеком! Вот перемена! Он мне очень нравится. Ему тоже 16 лет, как и мне! Да благословит Господь Мари!!!
­­­­
Сергей Александрович с сестрой Марией Александровной (Мари).

6 октября.[Ливадия]. Вот Мари уже минуло 20 лет! Вчера мы ее отпраздновали. Грустно подумать, что милая Мари в последний раз проведет этот день с нами, еще не замужем! Она так весела, так счастлива, что приятно на нее глядеть. Она такая беззаботная! Ей подарили чудные украшения. Вечером танцевали, я с Елисаветой Д. мазурку в последний раз! Как грустно подумать, что все, все это в последний раз, это ужасные слова!!!

7 октября. Боже мой, как мне сегодня грустно, последний день с милой Мари в Ливадии. Бог знает, когда мы опять здесь с ней увидимся! Это ужасно грустно. Сегодня был базар в Мордвиновском саду. Все наши дамы продавали, это было очень весело, мы очень забавлялись. Базар был для Ялтинского приюта, выручили больше 4000 рублей. Портрет Мари очень медленно подвигается. Завтра скучный день, ах, как я не люблю дни отъезда. Мама и Папа остаются до 15 ноября.
­­ ­­
24 ноября. [Петербург]. Праздновали открытие памятника Великой Екатерины! Чудо как хорош! Мы ассистентами при знамени (Преображенский полк, милый), потом церемониальный марш, все очень хорошо. Не очень холодно, 5 морозу, в пальто, во время молебна без каски довольно холодно, пока ничего. Завтрак был в Библиотеке, Мама оттуда смотрела. Мне будет памятен это день!Amen!

24 декабря (вечером). Была чудная елка! Как мы наслаждались, подарками не было конца! Мари получила чудные драгоценности! Так, как было приятно! В последний раз, грустно! Какие были всем чудные подарки!! Alfred подарил мне чудные вазы «Minton», а мы все ему – перегородчатые эмали! Кити была и очень радовалась. Я ужасно счастлив, что ее подарок очень понравился Мари, очень рад. Мы все так счастливы! Дай Бог, что бы это так продолжалось!
Господь, благослови нас всех и помилуй!!! Amen!
­­­­
Великий князь Сергей Александрович/ Сергей Александрович с братом Павлом Александровичем (Пицц).

31 декабря 1873. Amen! Вот кончился милый 1873 год, мне жаль, потому что я был так счастлив в этом году, и всегда грустно покидать старое, хорошее!!! Мы все так счастливы! Дай Бог милой Мари счастье, вот единственное, что я желаю в этом году (потому что теперь уж 1-го).
­­

Источник:
I том книги "Великий Князь Сергей Александрович Романов"
­­

Категории: Дневники, Князь
комментировать 16 комментариев | Прoкoммeнтировaть
среда, 29 июня 2011 г.
Ella von Hessen 10:54:27
Запись только для меня.
суббота, 25 июня 2011 г.
Дивный Свет (V часть) Ella von Hessen 14:46:57
­­

­­
( В январе 1888 года Принцессе Аликс было 17 лет)
­­

Подробнее…1 января, вторник.
В 9 мы завтракали, потом побежали к дамам. За завтраком для них был сюрприз. В 11 в Никольскую церковь. Прекрасная проповедь, но слишком длинная. В 1.30 у нас обед… потом мы трое вместе писали письма в библиотеке, а потом немного занимались русским языком. В 7.30 мы трое вместе поужинали, а потом пришли дамы и мы играли во всевозможные бессмысленные игры. В постель в 11.30.

2 января.
Завтракала в 9. Потом мы втроем ездили на замечательную прогулку, там выходили и гуляли. Было холодно и скользко.

В России.

30 января.
Элла и Сергей встретили нас в Царском. Прибыли. На станции все Великие князья, и Император, и Ники. Поехали в Аничков повидать тетю Мини и других кузенов и пили чай.
­­
Великий князь Сергей Александрович,Аликс,Людвиг IV Гессенский,Элла,Эрнст-Людвиг.

2 февраля.
Из-за страшной простуды завтракала в постели. Потом пошла в гостиную, где провела день на диване. Элла и мисс Кити в соседней комнате занимались пением. Пришел Папа. Обедали одни, так как остальных не было дома. Приходила ненадолго Вильгельмина, а потом 3.30 до 5ч. была Ксения. Вместе пили чай. Потом пришли Папа и Элла. Он читал нам на французском. Ужинали в 7. Другие поехали ужинать в Аничков, а потом Папа, Эрни и Ники отправились в цирк. Немого поиграла на пианино и пошла спать в 8ч.

9 февраля.
Элла принимала дам. Я смотрела из-за ширмы.

10 февраля.
Ходили в немецкую церковь. Катались на коньках и с горок днем в Аничков саду… ужинали в 7.30, потом Элла и я пошли в Зимний дворец, где мы оделись для бала.(белое и бриллианты), с цветами и поясом.
1. Кадриль с Павлом
2. Кадриль с Костей
3. Кадриль с Сергеем
4. Котильон с Ники
5.Мазурка с Сергеем
Круговые танцы с: Дерфельдау, Костей, Павлом, Ники, Толей, Гадоном, Шиллингом.

За ужином сидела между французским посланником и старым генералом Гейденом. Бал был очень приятным и длился недолго.
­­
Аликс,Элла,Эрнст-Людвиг.

2 февраля.
11 февраля.
Катались на коньках. Ходили на «Микадо»: давали на немецком языке.

12 февраля.
Другие пошли на вечер, а я в постель.

24 февраля.
…За ужином сидела между Ники и?..

9 марта.
Элла с семьей до завтрака поехали в церковь, там они причащались. в 12 Папа, Луи, она и я пошли в немецкую церковь. Я приняла Святое Причастие. Обедала дома. Сильная головная боль. Мальчики увлеклись бадминтоном. В постель поздно.

11 марта.
Попрощались с тетей Мини. Наносила визиты, а потом каталась на коньках. В последний раз съездила к кузенам на чай. Грустно, но нужно. Шалили. Играли в волка и овец. Дома в 9ч. Ужин. отправляюсь смотреть «Золото Рейна» Вагнера.

Источник: Книга «Дивный Свет»
­­

Категории: Дневники, Дивный Свет, Императрица
комментировать 13 комментариев | Прoкoммeнтировaть
суббота, 5 марта 2011 г.
Из дневника Пьера Жильяра. (Часть 2). Ella von Hessen 16:29:22
­­

­­Четверг, 25 апреля. Около трех часов я столкнулся в коридоре с двумя слугами, громко рыдающими. Они говорят, что Яковлев заходил объявить Императору, что он его увозит. Что же, наконец, происходит? Я не решаюсь подняться наверх, пока меня не позовут, и возвращаюсь к себе. Минуту спустя Татьяна Николаевна стучит в мою дверь. Она вся в слезах, говорит мне, что Государыня меня просит. Я иду за ней. Императрица одна, крайне взволнована. Она подтверждает мне, что Яковлев прислан из Москвы с целью увезти Императора и что отъезд назначен на эту ночь. «Он уверяет, – говорит она мне, – что с Императором не случится ничего дурного и что, если кто хочет сопровождать его, не будет препятствовать. Я не могу допустить, чтобы Император уехал один. Опять его хотят отделить от семьи, как тогда… Хотят вынудить его на неправильный шаг, угрожая жизни близких… Император им необходим: они понимают, что он один представляет Россию… Вдвоем нам будет легче бороться, и я должна быть около него в этом испытании… Но Наследник еще так плох. А если вдруг случится осложнение? Господи, как все это мучительно! Первый раз за всю мою жизнь я положительно не знаю, что мне делать. Раньше, когда мне приходилось принимать какое-либо решение, я всегда чувствовала вдохновение, а теперь я не чувствую ничего! Но Бог не допустит этого отъезда; отъезд не может, не должен состояться! Я уверена, что сегодня ночью тронется лед!»

Подробнее…Во время ледохода несколько дней нельзя было переправляться через реку; приходилось ждать, пока снова будет возможность поставить паром.

Татьяна Николаевна возразила: «Но, мама, надо же что-нибудь решить на случай, если папе все же придется уехать…» Я поддержал Татьяну Николаевну, успокаивая, что Алексею Николаевичу теперь лучше и что мы здесь всячески позаботимся о нем. Чувствовалось, что Императрица мучается в нерешительности: она ходила по комнате, продолжая говорить, но обращалась скорее к самой себе, чем к нам. Наконец она подошла ко мне и сказала: «Да, так будет лучше: я еду с Императором. Алексея я вверяю вам…»

Минуту спустя вошел Государь. Императрица бросилась к нему, говоря: «Решено, я еду с тобой, и с нами поедет Мария». Государь ответил: «Хорошо, если ты этого непременно хочешь».

Царская семья прошла к Алексею Николаевичу и до вечера не отходила от его кровати. Вечером, в десять с половиной часов, мы поднимаемся пить чай. Императрица сидит на диване, между двумя дочерьми. Они так много плакали, что их лица распухли от слез. Каждый из нас старается скрыть свое горе и силится казаться спокойным. Император и Императрица спокойны и сосредоточенны. Чувствуется, что они готовы на все жертвы и не задумаются отдать свою жизнь за спасение Родины, если Бог в своих неисповедимых путях того потребует. По отношению к нам, остающимся, они высказывают еще больше безграничной доброты и трогательной заботливости, чем когда бы то ни было.

То величественное, сияющее внутренним светом спокойствие, та чудесная вера, которыми проникнута Царская чета, распространяется и на нас.
­­
Около четырех утра во двор въезжают экипажи. Это ужасные местные «тарантасы» – крестьянские повозки, состоящие из большой плетеной корзины на двух длинных жердях, заменяющих рессоры. Только одна из повозок – крытая. Мы находим на дворе немного соломы и постилаем ее на дно повозок, чтобы устроить сиденье. Кладем тюфяк в экипаж, предназначенный для Императрицы. В четыре часа мы поднимаемся к Их Величествам, которые в эту минуту выходят из комнаты Алексея Николаевича. Император, Императрица и Мария Николаевн