Скорбный Ангел.
Верная Богу, Царю и Отечеству!
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Скорбный Ангел. > Жизнь за царя




суббота, 5 марта 2011 г.
Из дневника Пьера Жильяра. (Часть 2). Ella von Hessen 16:29:22
­­

­­Четверг, 25 апреля. Около трех часов я столкнулся в коридоре с двумя слугами, громко рыдающими. Они говорят, что Яковлев заходил объявить Императору, что он его увозит. Что же, наконец, происходит? Я не решаюсь подняться наверх, пока меня не позовут, и возвращаюсь к себе. Минуту спустя Татьяна Николаевна стучит в мою дверь. Она вся в слезах, говорит мне, что Государыня меня просит. Я иду за ней. Императрица одна, крайне взволнована. Она подтверждает мне, что Яковлев прислан из Москвы с целью увезти Императора и что отъезд назначен на эту ночь. «Он уверяет, – говорит она мне, – что с Императором не случится ничего дурного и что, если кто хочет сопровождать его, не будет препятствовать. Я не могу допустить, чтобы Император уехал один. Опять его хотят отделить от семьи, как тогда… Хотят вынудить его на неправильный шаг, угрожая жизни близких… Император им необходим: они понимают, что он один представляет Россию… Вдвоем нам будет легче бороться, и я должна быть около него в этом испытании… Но Наследник еще так плох. А если вдруг случится осложнение? Господи, как все это мучительно! Первый раз за всю мою жизнь я положительно не знаю, что мне делать. Раньше, когда мне приходилось принимать какое-либо решение, я всегда чувствовала вдохновение, а теперь я не чувствую ничего! Но Бог не допустит этого отъезда; отъезд не может, не должен состояться! Я уверена, что сегодня ночью тронется лед!»

Подробнее…Во время ледохода несколько дней нельзя было переправляться через реку; приходилось ждать, пока снова будет возможность поставить паром.

Татьяна Николаевна возразила: «Но, мама, надо же что-нибудь решить на случай, если папе все же придется уехать…» Я поддержал Татьяну Николаевну, успокаивая, что Алексею Николаевичу теперь лучше и что мы здесь всячески позаботимся о нем. Чувствовалось, что Императрица мучается в нерешительности: она ходила по комнате, продолжая говорить, но обращалась скорее к самой себе, чем к нам. Наконец она подошла ко мне и сказала: «Да, так будет лучше: я еду с Императором. Алексея я вверяю вам…»

Минуту спустя вошел Государь. Императрица бросилась к нему, говоря: «Решено, я еду с тобой, и с нами поедет Мария». Государь ответил: «Хорошо, если ты этого непременно хочешь».

Царская семья прошла к Алексею Николаевичу и до вечера не отходила от его кровати. Вечером, в десять с половиной часов, мы поднимаемся пить чай. Императрица сидит на диване, между двумя дочерьми. Они так много плакали, что их лица распухли от слез. Каждый из нас старается скрыть свое горе и силится казаться спокойным. Император и Императрица спокойны и сосредоточенны. Чувствуется, что они готовы на все жертвы и не задумаются отдать свою жизнь за спасение Родины, если Бог в своих неисповедимых путях того потребует. По отношению к нам, остающимся, они высказывают еще больше безграничной доброты и трогательной заботливости, чем когда бы то ни было.

То величественное, сияющее внутренним светом спокойствие, та чудесная вера, которыми проникнута Царская чета, распространяется и на нас.
­­
Около четырех утра во двор въезжают экипажи. Это ужасные местные «тарантасы» – крестьянские повозки, состоящие из большой плетеной корзины на двух длинных жердях, заменяющих рессоры. Только одна из повозок – крытая. Мы находим на дворе немного соломы и постилаем ее на дно повозок, чтобы устроить сиденье. Кладем тюфяк в экипаж, предназначенный для Императрицы. В четыре часа мы поднимаемся к Их Величествам, которые в эту минуту выходят из комнаты Алексея Николаевича. Император, Императрица и Мария Николаевна прощаются с нами. Императрица и Великие княжны плачут. Государь кажется совершенно спокойным и для каждого из нас находит бодрящее слово. Он нас обнимает и целует, а Императрица, прощаясь со мной, просит не спускаться с ними во двор, а остаться около Алексея Николаевича. Я иду к ребенку, который горько плачет в своей постели. Немного погодя мы слышим шум отъезжающих экипажей. Княжны проходят, рыдая, мимо комнаты брата.

Суббота, 27 апреля. Возница, довезший Императора до первой подставы, вернулся и привез записку от Марии Николаевны: «Дороги разбиты, условия путешествия ужасны. Как-то это выдержит Императрица? Сможет ли она перенести переезд?» Как здесь томительно тянется время в тоскливых думах о них!

Понедельник, 29 апреля. Дети получили из Тюмени письмо Императрицы. Путешествие было тяжелое. На переправах через реки вода лошадям по грудь. Беспрестанно ломались колеса.

Среда, 1 мая. Алексей Николаевич встал. Нагорный донес его до кресла на роликах, в котором мы катали его по двору.

Четверг, 2 мая. Все еще никаких известий с тех пор, как они покинули Тюмень. Где они?
В Москву они могли бы прибыть уже во вторник.

Пятница, 3 мая. Полковник Кобылинский получил телеграмму, сообщающую, что они остановились в Екатеринбурге. Что-то произошло?

Суббота, 4 мая. Грустный канун Пасхи. Все подавлены.

Воскресенье, 5 мая. Пасха. Все еще нет известий.

Вторник, 7 мая.
Дети наконец получили письмо из Екатеринбурга: пишут, что все здоровы, но не объясняют, почему остановились в этом городе. Сколько томительной тревоги чувствуется между строк!

Среда, 8 мая. Сопровождавшие Государя офицеры и солдаты караульного отряда вернулись из Екатеринбурга. Они рассказывают, что поезд, привезший Императора, по прибытии в Екатеринбург был окружен красногвардейцами, и что Государь, Государыня и Мария Николаевна содержатся под арестом в Ипатьевском доме, князь Долгоруков в тюрьме.

Суббота, 11 мая.
Полковник Кобылинский отстранен, и мы зависим всецело от Тобольского совета.

Пятница, 17 мая. Солдаты нашего караульного отряда заменены красногвардейцами, привезенными из Екатеринбурга комиссаром Родионовым; этот последний приехал за нами. Мне и генералу Татищеву чувствуется, что следовало бы возможно дольше отсрочить наш отъезд; но Великие княжны так рвутся увидеться скорей с родителями, что мы не решаемся идти против их горячего желания.

Суббота, 18 мая. Всенощная. Священник и монахини были раздеты и обысканы по приказу комиссара.


Воскресенье, 19 мая.
День рождения Государя. Наш отъезд назначен на завтра. Комиссар отказал в пропуске священнику, он запрещает Великим княжнам запирать на ночь дверь своей комнаты.

Понедельник, 20 мая. В одиннадцать с половиной часов мы покидаем дом и садимся на тот же пароход «Русь», который восемь месяцев тому назад привез нас в Тобольск. Баронесса Буксгевден, получившая разрешение выехать тоже, присоединилась к нам на пароходе. Отходим от Тобольска в пять часов. Комиссар Родионов запирает Наследника вместе с Нагорным [Нагорный – дядька Наследника] в каюте. Мы протестуем: ребенок болен, и доктор должен иметь возможность в любую минуту свободно входить к нему.

Среда, 22 мая.
Утром прибыли в Тюмень и спустя несколько часов по железной дороге отбываем в Екатеринбург.

Заключение
Екатеринбург для меня – место разлуки, скорбной и жестокой; для них он – место завершения долгого Крестного пути, жизни, полной горького разочарования, и отход от нее в Вечность.
Я сознаю, что события говорят сами за себя. Все, что бы ни сказал я, в порыве охватившего меня волнения, при воспоминании о тех полных скорби днях, могло бы показаться слабым и неуместным в сравнении с потрясающим значением фактов.
Но я выскажу только свое убеждение: не может быть, чтобы те, которых я описал, напрасно пролили свою кровь. Не знаю, ни когда это будет, ни как совершится, но настанет день – и это без всякого сомнения, – когда достигшая крайнего предела жестокость, точно сама истекая кровью, ужаснет человечество…Тогда в воспоминании об этих жертвах человечество найдет непреодолимую силу для своего возрождения.
Как бы глубоко ни возмущалось сердце, как бы громко оно ни взывало к мщению – было бы оскорблением их памяти желать, чтобы кровью была искуплена их чистая кровь.
Император и Императрица думали, что они умирают за Отчизну. Они умерли за все человечество. Их истинное величие не в Императорском достоинстве, но в достижении высших человеческих добродетелей, до которых они постепенно возвысились.
Они стали духовно совершенны, это дало им не земную, преходящую силу, но чудесную твердость и ясность души древнехристианских светочей, против которых бессильна людская злоба и которые торжествуют в самой смерти.

­­

Источник:
Журнал "Мир Божий" №13.

­­

Категории: Дневники, Жизнь за царя
комментировать 8 комментариев | Прoкoммeнтировaть
вторник, 1 марта 2011 г.
Аня Ella von Hessen 14:32:01
«А те, кто по стопам Спасителя идут,
те больше страдают».
Из письма Государыни Императрицы Александры
Фёдоровны к Анне Александровне.
­­
Ваш­е имя измажут газеты,
венценосных замучат друзей,
бастионов жестокие меты
по судьбе процарапают – всей.

Аня, Аннушка, ангел мой чистый,
оклеветанный властью иуд,
чуден взор ваш смиренно-лучистый,
чуден жизни стоический труд.

Божьей милостью сердце и разум –
вся душа ваша с этих страниц
посрамляет предателей разом,
изо всех пробиваясь границ.

Бог хранил вас у края могилы,
чтобы правда сквозь вой проросла,
вам – больной, искалеченной – силы
он давал на благие дела.

Православная Русь, ты – твердыня
в чистом сердце, умевшем любить.
Русской женщины доброе имя
и твоё – никому не сгубить.

Красотою простой – не лукавой,
сострадательной детской душой
вы всегда перед Господом правы,
вам всегда в небесах – хорошо.


Фатима Цаголова.
27 февраля 2007 года


Категории: Жизнь за царя, Стихи
комментировать 5 комментариев | Прoкoммeнтировaть
среда, 9 февраля 2011 г.
Верным слугам, убиенным вместе с Царем. Ella von Hessen 11:10:18
­­
Блажен, кто до конца был верен
Отчизне, Богу и Царю,
Тверд, не лукав, не лицемерен,
Кто душу не продал свою
И не сменил свой образ Божий
На образ зверя краснокожий!
Подробнее…[SPOILER]­­
Хранитель царского стола,
А знал свою ли участь ты:
Режим тюремного ствола,
И казни жуткие черты?
Ты душу отдал за Царя,
Остался предан долгу, чести,
Не струсил, верою горя,
Обрел с Царем бессмертье вместе.
Не осквернилось твое сердце
От пережитого всего.
Вошел ты в рай слугой Его!
­­
Тот грех не смыть с кровавых рук.
России долго не воскреснуть.
Убийство верных царских слуг
Печалью надрывает сердце…
Погиб с Царем добрейший Трупп.
­­
Девушка милая,
Если б иначе!…
Место могилы
И то не обрящем.
Да и могила-то-
Общая яма…
Верю, была ты
Ангелом прямо!


Автор: Невярович В.К.
­­

Категории: Жизнь за царя, Стихи
комментировать 11 комментариев | Прoкoммeнтировaть
суббота, 31 июля 2010 г.
Ella von Hessen 09:03:07
Запись только для меня.
понедельник, 26 апреля 2010 г.
Иван Михайлович Харитонов Ella von Hessen 09:57:08
­­
Иван Михайлович Харитонов

1870-1918

­­

«Ваш навеки Иван».

Из последнего письма И.М.Харитонова
родственникам

­­
­­
­­

Подробнее…
­­одился 2 июня 1870 года в семье чиновника. Его отец, Михаил Харитонович Харитонов (1837-1913), рос круглым сиротой, но многого достиг: получил должность при министерстве двора, орден св. Владимира и личное дворянство.

В 1888 году Иван Харитонов был определен к двору поварным учеником второго разряда, позже -- поваром второго разряда (узкая специализация -- повар-суповик). После службы на флоте, с 1891 по 1895 год, И.М.Харитонов женился на Евгении Андреевне Тур, происходившей из обрусевшего немецкого рода. и стал при дворе старшим поваром императорской кухни. Брак Ивана Михайловича и Евгении Андреевны был счастливым. У них родились дети: Антонина (умерла в юности, в 1919 г., в Тобольске. ), Капитолина, Петр, Кирилл, Екатерина (1928 г. вышла замуж за командира Красной Армии Михаила Харитоновича Мультатули), Михаил.
Имел звание почетного потомственного гражданина, награжден многими орденами и медалями. Заменил знаменитого ресторатора Кюба на посту метрдотеля императорской кухни, когда последний после февральской революции покинул страну.

Когда Романовых отправляли в Тобольск, в числе пожелавших добровольно последовать за ними (среди "людей" таких оказалось гораздо больше, чем среди приближенных) был и Иван Михайлович Харитонов. В Тобольске он ведал всеми вопросами питания, и Николай II даже как-то сказал: "Хорошо меня кормишь, Иван". Там Харитонов давал юным царевнам уроки хлебопечения, показывал, как надо ставить и месить тесто, как выпекать хлеб... Ранней весной царскую чету отправили в Екатеринбург, и на Пасху дети остались одни. Харитонов тогда сделал все, чтобы их порадовать.

Когда вскрылся Тобол, наступил день отъезда остальных Романовых. Чемоданы погрузили на пароход "Русь" - тот самый, который привез их в Тобольск. Пристань была почти пуста: проститься допустили немногих. Среди провожавших была семья Харитонова. У окна одной из кают долго стоял цесаревич и махал рукой всем, кто оставался на берегу. Две девочки усердно махали ему в ответ. Одна из них была Екатерина Харитонова. Бывший камердинер Волков сказал тогда царскому повару: "Все может случиться... Не хотите ли оставить семье подарок государя - ваши золотые часы?". Но Иван Михайлович ответил: "Вы, конечно, правы, но лучше не подавать виду... А жить надо с часами".
30 октября 2009 года Генеральная прокуратура Российской Федерации приняла решение о реабилитации 52 приближённых царской семьи, подвергшихся репрессиям после Революции. В числе реабилитированных находится и Иван Харитонов.


+ 3 отсканированные фотографии, которые публикуются впервые:
1. http://mylove7.beon.ru/photos/1228-957-i-m-haritonov-s-docher-ju-antoninoi.html- И.М. Харитонов с дочерью Антониной.
2. http://mylove7.beon.ru/photos/1228-955-i-m-haritonov-konec-1900-h-gg.html- И.М.Харитонов. Конец 1900-х гг.
3. http://mylove7.beon.ru/photos/1228-954-ivan-mihailovich-haritonov.html- Иван Михайлович Харитонов

Источник: Отрывок и фотографии из книги
"С Царем и за Царя
Мученический венец царских слуг"

­­

Подкаст Два клинка ( 03:07 / 4.2Mb )

Категории: Жизнь за царя
комментировать 5 комментариев | Прoкoммeнтировaть
вторник, 30 марта 2010 г.
Из дневника Анны Степановны Демидовой Ella von Hessen 13:25:25
­­
Из дневника А.С. Демидовой

(Царской Село, 2 августа- Тобольск 5 августа 1917 года)
[числа в дневнике даны по старому стилю]


2 августа 1917 г.
­­
Итак, наш отъезд состоялся. В понедельник 31-го шла усиленная укладка (а я все еще надеялась, что наш отъезд- неизвестно куда? не состоится и будет отложен хотя бы на несколько дней). В понедельник 31 июля в начале 12 часа ночи начали выносить сундуки вниз в круглый зал (туда же выносили людской багаж и кухонный). Красивый круглый зал напоминал таможню. Каждый должен был следить за своим багажом, чтобы ручной багаж не перепутали. В 12ч. ночи все отъезжающие находились в зале и смотрели, как выносили багаж в сад через балкон, к которому вплотную подходили грузовики. О ужас, шел второй час, а багаж не уменьшился, и мы видели, что раньше 3-х часов не перенесут всего (а поезд должен отойти в час!). Наконец все перевезли, но тут стали говорить, что наш поезд не вышел еще из Петербурга, и никто не знал почему. В 12 часов приехал Керенский с Михаилом Александровичем и через 10 минут уехали. Началось томление, все устали, ходили сонные как мухи, и никто ничего не понимал. Стали думать, что, пожалуй, сегодня отъезд не состоится. Захотели чай. Принесли чай и все накинулись на него с жадностью. Наконец по уголкам на креслах и не диванах многие задремали, и одна заснула и скатилась со стула.
В 5 часов 1-го августа приехали и объявили: «Можно ехать». Мы поехали на Александровский вокзал вместо часа в 5 часов. Солнце взошло, но грустная картина была в минуту отъезда. На балконе стояли все люди и с выражением отчаяния провожали нас… Было четыре мотора, я ехала в последнем с Татьяной Николаевной, Марией Николаевной, Анастасией Николаевной и графиней Гендриковой. Когда мы уселись в поезд и тронулись, было без 10 минут 6 часов утра. Спать не хотелось больше, нервы были натянуты.
Не раздеваясь, я пролежала до 9 часов утра 1-го августа, вымылась и пошла в столовую в 9 ч. 30 мин, где застала Татищева. В час был завтрак с Хозяевами, за исключениям Государыни и Алексея Николаевича. Он устал, не спавши до 6 часов. Очень вкусный стол (завтрак и обед делятся на 3 группы). В 5 часов чай в столовой, кто хочет. Выйти нам не разрешается, и на остановках нужно опускать шторы. В 7 ч. 30 мин. была остановка, и мы все пошли гулять; собирали голубицу, бруснику (она еще не созрела). День был утомительно жаркий, даже в 8 часов вечера. Обедали в 8 часов и опять 11 человек (без Государыни и Алексея Николаевича). В 10 часов все улеглись, так как предыдущую ночь не спали.
Подробнее…Сегодня, 2-го августа, все уже знают, «куда» мы едем. Тяжело думать о том, как будет дальше, но на душе тяжелее, как только вспомнишь, как ты далека от родственников и увидишь ли их опять и когда?! Я пять месяцев не видела ни разу сестры.
Мы проезжаем поля и лева; много заготовлено дров. Видели много выгоревшего и горящего лесу. Сегодня в 6 часов была остановка в поле, и все выходили гулять. Вошли в лес в сопровождении коменданта, его помощников и охраны, которая нас здорово охраняет с двух сторон. В 8 часов был обед- с тем же составом. (Очень хорошо и разнообразно кормят. Повара китайцы, а подают армяне и один осетин.) Мы едем в международных вагонах- очень чистые и удобные.

Четверг, 3-го августа.

Хорошо спала в первый раз после долгого времени. Последние две недели, когда узнали, что нас намереваются «куда-то» отправить, жила нервно, мало спала, волновалась неизвестностью, куда нас отправят. Это было тяжелое время. Только уже дорогой мы узнали, что мы «на дальний север держим путь», и как подумаешь только- «Тобольск», сжимается сердце. Сегодня на одной из остановок (конечно, мы не выходили) кто-то на станции спросил нашего вагонного проводника: «Кто едет?» Проводник серьезно ответил: «Американская миссия», так как на поезде надпись- «Американская Миссия Красного Креста». «А отчего же никто не показывается и не выходит из выгонов?» «А потому, что все очень больны, еле живы…».
Выходили гулять в 6 часов, шли вдоль реки Сылва- приток Камы. Красивый вид. Высокая скалистая возвышенность, покрытая густым лесом. Ходили час, прошли к обрыву. В 8 часов, после обеда, Боткин, Татищев, князь Долгоруков и я играли в вист.

Пятница, 4-го августа.

Встала в 8 часов, пила кофе в столовой с Татищевым. Проехали станцию Кунгура. До завтрака читали у себя в купе. Завтракали в час. Едем ­­весь день очень тихо, с большими остановками, чтобы приехали в Тюмень в 10 часов вечера. В 4 часа гуляли в поле. Какие бесконечные поля ржи, овса, пшеницы, ячменя; много уже сжато. Местами овес очень низкий, чуть взошел. Но хлебные поля тянутся на десятки верст. Приближаемся к Тюмени. Ползем почему- то. Стоим в поле без конца. Приехали в 11 часов 15 минут в пятницу вечером в Тюмень. Поезд подошел вплотную к пристани на реке Туре, впадающей в Тобол, и мы из вагонов перешли на пароход, довольно примитивный. Никаких удобств. Первое впечатление самое безотрадное: особенно было тяжело, что для Хозяев ничего не было приготовлено. Все одинаково для всех. Жесткие диваны и ничего больше. даже графинов для воды нет ни в одной каюте. Каюты- довольно большие комнаты с двумя или одним диваном и весьма не удобным умывальником. Рассчитано на людей, не привыкших умываться. Можно вымыть нос, но до шеи воды не донесешь- мешает кран. Столовая и гостиная приличные. Освещение электрическое. У кого были своя подушка и плед, тот мог прилечь, а то- хоть сиди всю ночь. Прислуга на пароходе- простая женщина и мужичок. Начали переносить ручной багаж и стали устраивать постели. Я легла в 3 часа ночи. В это время переносили весь наш тяжелый багаж. Мы отошли от Тюмени в 5 часов утра. Идем по реке Туре, которая впадает в Тобол.

Суббота, 5-го августа.

Почти не спала. Встала в 9 часов утра. Умывальник неудобный, даже мыться, как привыкла, нельзя. По берегу громадные пространства Мали, грустный вид. Река Тура очень мелка, местами не более 2-х аршин глубины (ходят только плоскодонные суда), она страшно извилистая и мы сегодня на повороте ткнулись в берег.


­­

Отрывок перепечатан из книги
«С Царем и за Царя.
Мученический венец
Царских слуг.»

­­

Категории: Жизнь за царя, Дневники
комментировать 15 комментариев | Прoкoммeнтировaть
четверг, 25 марта 2010 г.
Ella von Hessen 15:29:07
Запись только для зарегистрированных пользователей.


Скорбный Ангел. > Жизнь за царя

читай на форуме:
пройди тесты:
Любовь дороже чувств.
Непонятная любовь 2
читай в дневниках:
{Аниме исходники}
{Аниме исходники}
=P

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх