Скорбный Ангел.
Верная Богу, Царю и Отечеству!
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Скорбный Ангел. > Король


Аватары, опросы, тесты c категорией "Король".
Пользователи, сообщества c интересом "Король".

понедельник, 10 сентября 2012 г.
Девизы датских монархов. Ella von Hessen 15:24:00
Использование девизом - старая традиция среди датских монархов и существует уже на протяжение 500 лет. Использованный монархом девиз подчеркивал его ценности или убеждения. В прежние времена, эти девизы часто отчеканивались на датские монетах, часто в латинской форме.
Подробнее…
­­
Фредерик I
(1523, 1524-1533)

"Моя надежда только Бог"

­­
Фредерик II
(1559-1588)

"Ничто без Бога"

­­
Кристиан IV
(1588-1648)

"Благочестие укрепляет сферы"

­­
Фредерик III
(1648-1670)

"Бог будет моим гидом"

­­
Кристиан V
(1670-1699)

"С благочестием и правосудием"

­­
Фредерик IV
(1699-1730)

"Бог будет мне в помощь"

­­
Кристиан VI
(1730-1746)

"Бог и народ"

­­
Фредерик V
(1746-1766)

"К благоразумию и стойкости"

­­
Кристиан VII
(1766-1808)

"Любовь к отечеству моя награда"

­­
Фредерик VI
(1808-1839)

«Бог и правое дело"

­­
Кристиан VIII
(1839-1848)

"Бог и Отечество"

­­
Фредерик VII
(1848-1863)

"Любовь народа, моя сила"

­­
Кристиан IX
(1863-1906)

"С Богом за честь и справедливость"

­­
Фредерик VIII
(1906-1912)

"Бог мне в помощь"

­­
Кристиан X
(1912-1947)

" Мой Бог, моя страна, моя честь "

­­
Фредерик IX
(1947-1972)

«С Богом для Дании"


­­
Маргрете II
(1972-)

«Помощь Бога, любовь народа, сила Дании»


Категории: Король, Королева
комментировать 5 комментариев | Прoкoммeнтировaть
вторник, 19 июня 2012 г.
Ожившая фотография. Дания 1899 г. Ella von Hessen 09:47:53
­­
Принцесса Тория,Принцесса Александрина с сыном Фредериком, Король Дании Кристиан IX,Королева Великобритании Александра, Принц Кристиан,Императриц­а Мария Федоровна, Император Николай II, Герцогиня Луиза Файф и Императрица Александра Федоровна.
Детей: третья справа Великая княжна Татьяна, четвертая справа Великая княжна Ольга, четвертая слева княжна Ирина Александровна. Остальные дети датские и английские принцы и принцессы.

­­

Подробнее…­­
Принцесса Тория,Принцесса Александрина с сыном Фредериком, Король Дании Кристиан IX,Королева Великобритании Александра, Принц Кристиан, Принц Фредерик,Ганс Глюксбург, Императрица Мария Федоровна,Герцогиня Луиза Файф, Император Николай II и Императрица Александра Федоровна.
­­
Третья справа Великая княжна Татьяна, четвертая справа Великая княжна Ольга, четвертая слева княжна Ирина Александровна, датские и английские принцы и принцессы. Сверху стоит принцесса Александрина, на руках у нее сын принц Фредерик, Принц Кристиан и Великая княжна Мария Николаевна на руках у няни.
­­
В дверях: английский или датский принц, Великая княжна Татьяна Николаевна и Принцесса Тория.
На лестнице: Королева Александра, Императрица Александрна Федоровна с Великой княжной Марией на руках, Король Кристиан X и Императрица Мария Федоровна.


Категории: Фотографии, Видео, Глюксбурги, Император, Императрица, Княгиня (Княжна), Королева, Король, Принц, Принцессы
комментировать 6 комментариев | Прoкoммeнтировaть
понедельник, 10 октября 2011 г.
Ella von Hessen 13:14:13
Запись только для зарегистрированных пользователей.
вторник, 21 июня 2011 г.
Уоллис и Эдуардом - сердцу не прикажешь. Ella von Hessen 07:52:31
­­
­­
Подробнее…Будущий король родился 23 июня 1894 года и был крещен как Эдуард Альберт Кристиан Джордж Эндрю Патрик Дэвид. Он еще застал в живых свою великую прабабку, королеву Викторию. В 1910 году его отец становится королем Георгом Пятым, мать после того, как муж стал королем Англии, стала называться королевой Марией (она была немкой). Его дядями были кайзер Германии Вильгельм II (дядя Вилли) и русский император Николай II (дядя Ники); русский царь и царица были также крестными наследника британской короны. (Лишний раз убеждаюсь, что вся европейская аристократия – это одна большая семья).
­­ ­­
Мария Текская и Георг V с новорожденным сыном Эдуардом.1894./ Мария Текская,Георг V,Мария Кембриджская,Франц Текский и маленький Эдуард.1894.

Отец и мать юного Эдуарда были очень холодны эмоционально, постоянно твердили об этикете, долге перед государством и подданными. В общем, атмосфера, в которой воспитывался будущий король, была не слишком согрета любовью. Современники говорили, что всю жизнь он искал в женщинах мать, наверное, это не лишено логики, потому что с юности он увлекался женщинами старше себя, замужними, часто с детьми. Одна из пассий принца, американка, познакомила его на одном из приемов с Уоллис Симпсон.
­­ ­­
Маленька Уоллис Уорфилд.

Уоллис была совершенно из другого мира – южанка из хорошей семьи, бедная как церковная мышь. С детства она знала, что такое одеваться в обноски, что такое розги и вбивание воспитания через мягкое место. Первый брак Уоллис был крайне несчастливым. В двадцать лет она выскочила замуж за пилота военно-морских сил США Эрла Спенсера. Едва ли не на следующий день после свадьбы обнаружилось, что супруг – запойный алкоголик и садист. Пять лет промучавшись с извергом, Уоллис вопреки представлениям южан, что развод – позор для женщины, решается расторгнуть этот брак.
Спустя семь лет она сочеталась вторым браком с Эрнестом Симпсоном – сотрудником судоходной компании, владельцем которой был его отец. Супруги перебрались в Лондон.
Пережила она и несколько волнующих любовных приключений, шокировавших вашингтонское общество.
­­ ­­
Первая свадьба Уоллис Уорфилд/Вторая свадьба Уоллис Уинфелд.

Принц Уэльский также любил развлечения, празднества, веселые компании, одна любовница сменяла другую. Он восставал против пуританской чопорности английской морали и строгих обычаев придворного этикета. Среди многочисленных увлечений принца были и знаменитая негритянская певица Флоренс Милз, и необыкновенно привлекательная леди Тельма Фернис.
Кстати, и встретились они впервые в резиденции лорда и леди Фернис. Тельма представила Эдуарду свою новую подругу — Уоллис Симпсон. Ища тему для светской беседы, принц Уэльский спросил ее, не ощущает ли она потребности в центральном отоплении, обычном для Америки. "Ведь зимы у нас холодные". — "Извините, ваше высочество, но вы меня разочаровали, — бесцеремонно ответила Уоллис. — Этот вопрос задают каждой женщине, приехавшей из Америки в Англию. Я надеялась услышать нечто более оригинальное от принца Уэльского". Эдуард отошел к другим гостям, но миссис Симпсон не шла у него из головы, он заинтересовался ею: такая дерзкая бесцеремонность резко контрастировала с почтением, какое оказывали ему все остальные. Принц счел миссис Симпсон забавным дополнением к своей веселой компании, и ее с мужем стали приглашать в резиденцию Эдуарда.
­­­­
Тельма Фернис/ Эдуард.

Уоллис Симпсон нельзя было назвать красавицей. Плоская угловатая фигура оскорбляла вкус главного фотографа высшего света Сесила Битона. "К тому же, — говорил он, — ее голос гнусав. Она дерзка и шумна. Взрывы ее смеха похожи на крики попугая".
Но принц все больше увлекался Уоллис, хотя Тельма по-прежнему оставалась его любовницей. Ситуация изменилась, когда в начале 1934 года Тельма уехала в Америку, поручив Уоллис присматривать за "малышом".Когда Тельма вернулась из восхитительного морского турне, Эдуард оказал ей очень холодный прием.
­­ ­­
Во время следующего совместного уик-энда Тельма Фернис поняла все. Она была ошарашена, заметив, как Уоллис стукнула по руке принца, ухватившего пальцами пучок салата. Это было пренебрежением всеми правилами приличия в высшей свете. "Уоллис прямо посмотрела на меня, — вспоминала позже Тельма, — и тогда я поняла, что в мое отсутствие она очень добросовестно опекала его". На следующее утро Тельма уехала, и с тех пор они с принцем не встречались.

Теперь высшее аристократическое общество Англии признало Уоллис официальной любовницей Эдуарда. Все считали, что она станет лишь очередным звеном в цепи любовных утех принца.

Но время шло, а Уоллис не надоедала Эдуарду, она заметно изменилась. Фотограф Битон, считавший ее ранее грубой, теперь признавал, что она чиста и свежа. "Ее кожа была мягкая и нежная и светилась, как внутренняя поверхность раковины".
­­­­
Чем сумела увлечь принца Эдуарда эта женщина, наверное, так и останется загадкой. На вид ей было за сорок, да и характером отличалась нелегким. Говорили, правда, что она прекрасный рассказчик и великолепная хозяйка.
У короля, которого любили и почитали миллионы людей, не было ни одного близкого человека. Даже его любовницы держались в стороне, благоговея перед его титулом. Исключением стала Уоллис Симпсон. Она мастерски применяла искусство лести. Знала, как сделать его в собственных глазах более значимым. Постоянно внушала ему мысль, что он исключительная личность. Может, за это он и любил ее?

20 января 1936 года, в полночь, умер король Георг V. На королевский престол поднялся король Эдуард VIII. Он должен был теперь проститься с беззаботностью прежних дней и принять на себя груз государственных обязанностей. Поначалу он серьезно относился к делам, вникал во все, но потом они ему наскучили.
­­ ­­
Между тем возраставшее влияние Уоллис на короля всерьез встревожило королевскую семью и двор. Каждое его решение, большое или малое, согласовывалось прежде всего с ней... Это было какое-то наваждение!

В мае 1936 года король пригласил на официальный обед премьер-министра Англии Стенли Болдуина. "Надо, чтобы мой премьер-министр познакомился с моей женой", — сказал Эдуард VIII, обращаясь к Уоллис. "Я впервые слышу, что ты хочешь на мне жениться".

Дело о разводе состоялось в октябре.

16 ноября Болдуин предпринял решительную попытку образумить Эдуарда VIII. Одно дело — фаворитка, и другое — королева, жена короля. Премьер-министр напомнил, что положение короля отличается от положения любого другого жителя империи.
Ответ Эдуарда VIII вызвал эффект разорвавшейся бомбы: "Если я могу жениться на ней, оставаясь королем, что ж, прекрасно. Но если правительство будет возражать против женитьбы, я готов уйти".
­­ ­­
На другой день король поставил в известность свою мать и братьев. Чуть позже Эдуард предложил компромисс — морганатический брак, лишающий жену короля титула королевы. Но ответ Болдуина был категоричным: "Морганатический брак потребует выработки специального билля, который необходимо будет провести через парламент, а парламент его никогда не пропустит".

Пресса, которая по просьбе правительства, едва сдерживала обет молчания, наконец взорвалась. Заголовки пестрели предупреждениями, статьи в подробностях описывали отношения короля и его фаворитки. Просматривая газеты, Эдуард VIII печально сказал: "Они не хотят ее".

Жители Лондона пикетировали дом премьер-министра на Даунинг-стрит. "Спасите нашего короля Эдуарда VIII!", "Уолли, верни нам нашего короля!" — было написано на плакатах.
6 декабря все воскресные газеты выразили единодушное мнение английского народа: король должен остаться на троне. 7 декабря "Дейли Миррор" рассказала о волнениях и пикетах, прокатившихся по стране: "Народ хочет, чтобы король остался!" Газеты обратились с призывом к Британскому кабинету: "Король желает жениться на Уоллис Симпсон, а мы желаем, чтобы он остался на троне. Наше правительство должно найти выход из этой скандальной ситуации".
­­ ­­
Но процесс принял необратимый характер. Уоллис Симпсон, не выдержав всеобщего возмущения, уехала из страны. Король был в отчаянии. Его друг Уинстон Черчилль озабоченно говорил: "Его величество находится на грани нервного срыва... любовь короля к миссис Симпсон являет собой одно из самых сильных проявлений любви в истории человечества. Без сомнения, он не может жить без нее". Вся королевская семья была потрясена происходящим. Трое братьев Эдуарда VIII 9 декабря в молчании стояли на церемонии в Бельведерском замке, когда король Эдуард VIII подписал свой последний королевский документ — отречение от британского престола.

На другой день этот документ был ратифицирован в парламенте, и "Его королевское высочество принц Эдуард", как объявили по радио бывшего короля, в последний раз обратился к английскому народу с трогательной речью, написанной им самим. "Вы должны понять меня, — говорилось в ней, — когда я говорю вам, что для меня оказалось невозможным нести тяжелое бремя ответственности и исполнять обязанности короля настолько хорошо, насколько я бы этого хотел, без помощи и поддержки женщины, которую я люблю".

Уоллис слушала эту речь на своей вилле в Каннах. Она лежала на диване и, закрыв лицо руками, плакала.
­­ ­­
Уоллис и Эдуард в день свадьбы.
В мае 1937 года Уоллис и Эдуард поженились. Никто из членов королевской семьи не присутствовал на их свадьбе, уклонились от этого и многие их старые друзья. Герцога и герцогиню Виндзорских — такой титул был им дан по решению нового английского короля Георга VI — за несколько часов до брачной церемонии ждал еще один удар. Пришло послание от Георга VI, гласившее, что, хотя герцог и сохраняет за собой статус члена королевской семьи, его жена лишается этого права: никто не будет обращаться к ней со словами: "Ваше королевское высочество". Герцог негодовал: "Ведь они мне обещали!" То был беспрецедентный случай — лишение статуса члена королевской семьи жены королевского герцога.

В течение следующих двух лет пара часто путешествовала по Европе, посетив в том числе и нацистскую Германию, где они познакомились с Адольфом Гитлером. Когда Франция была оккупирована германскими войсками в 1940 году, Эдуард VIII и его жена перебрались в Испанию. В июле 1940 года они переехали в Португалию. Позже ФБР получили сведения, что герцога и герцогиню Виндзорских использовали нацисты, чтобы получить секретную информацию о союзниках. 13 сентября 1940 года сотрудник ФБР послал Эдгару Гуверу донесение, в котором говорилось, что «агент точно установил, что герцогиня Виндзорская недавно связалась с Иоахимом фон Риббентропом и поддерживает постоянный контакт и связь с ним. Из-за своего высокого официального положения герцогиня получает различную информацию, которую передает Германии, касательно действий британских и французских официальных лиц».
­­ ­­
Британское правительство также узнало, что Адольф Гитлер планирует сделать Эдуарда VIII марионеточным королем Соединённого Королевства в случае, если Германия выиграет Вторую мировую войну. Когда эти сведения дошли до премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля, он вынудил герцога Виндзорского покинуть Европу и стать губернатором Багамских островов.

После войны герцог и герцогиня Виндзоры жили во Франции. И тогда попытались наладить отношения к королевской семьей Великобритании. Но желанного перемирия не произошло, после смерти короля Георга Шестого в 1952 году Эдуарду разрешили приехать на его похороны, но без супруги. Самолюбие пары очень страдало от фактического бойкота, Уоллис старалась создать для мужа мини-королевство. Они жили в прекрасном доме, давали приемы, она расписывала его день по минутам, чтобы он всегда был занят и не хандрил. С маниакальным упорством она следила за модой и создавала свой стиль. Была дружна со всеми известными модельерами – и надо отдать ей должное, она была законодательницей мод по обе стороны Атлантики. Не будучи блестящей красавицей, она сохранила безупречную фигуру до конца жизни – это признавали даже ее «доброжелательницы», однако герцогиня, по словам ее подруги графини Рошамбо, подрастеряла свой шарм и острый язык, пытаясь соответствовать высокому титулу.
­­­­
Когда Эдуарда спрашивали, не жалеет ли он о том, что потерял корону, он неизменно отвечал, что приобрел больше, чем потерял. Если это действительно так – все остальное не важно. Эта пара была счастлива, и это главное.
В 1971 году у герцога Виндзорского был диагностирован рак горла. Уоллис не хотела признавать очевидного – ей казалось немыслимым, что ее Дэвид (домашнее имя герцога) может умереть. В неотвратимость его смерти она поверила только после того, как Эдуарда навестила королева Елизавета. Она, в детстве бывшая любимицей наследника, пересмотрела отношения королевской семьи и опального герцога. Эдуард был счастлив, а Уоллис не испытывала никакого пиитета – она думала, что Елизавета обязана троном только благодаря ее Эдуарду.
­­
Через 11 дней его не стало, он умер за месяц до своего 78-летия.Почетный военный караул встретил в Оксфордшире военный самолет, доставивший тело герцога Виндзорского. Его отвезли в Виндзорский дворец. Целый день нескончаемым потоком шли люди, которые хотели с ним проститься. Похороны состоялись 5 июня.Уоллис провожала траурную процессию, стоя на балконе Букингемского дворца. Она выглядела совершенно растерянной – похоронив Эдуарда, Уоллис утратила смысл жизни. Во время службы королева-мать нежно взяла Уоллис под руку, давая понять тем самым, что больше не испытывает к ней недобрых чувств. Вскоре после похорон она вернулась во Францию, вежливо отклонив предложение Елизаветы жить в Англии. Уоллис пережила супруга на 14 лет, храня ледяное молчание все эти годы. Лишь один раз она выступила в прессе, сказав, что не простила Англию, так же, как та не простила ее.
А 24 апреля 1986 года умерла герцогиня Виндзорская. По желанию герцога, она была доставлена в Англию, где и похоронена в могиле рядом со своим мужем. Вместе с ними умерла и тайна их загадочной любви.

­­

Категории: Ибо крепка как смерть любовь, Король
комментировать 6 комментариев | Прoкoммeнтировaть
четверг, 26 ноября 2009 г.
Короли обокрали царицу Ella von Hessen 11:59:31
Ларец Марии Федоровны исчез после похорон императрицы
Когда датскому королю сообщили о смерти тетки, он с трудом сдержал вздох облегчения. Последние годы присутствие вдовствующей русской императрицы Марии Федоровны в Копенгагене доставляло массу хлопот. Европейские страны одна за другой устанавливали отношения с большевиками, получали от этого экономические выгоды, а доживавшая свой век тетка мешала Дании встать в ряд склонившихся перед Москвой. И Советы не упускали случая, чтобы намекнуть на это.
­­
Подробнее…Радость Христиана Х была столь велика, что за похоронными хлопотами он даже не сразу вспомнил о ларце императрицы, в котором она хранила вывезенные из России украшения. Иногда она надевала какую-либо брошь или колье, и тогда редко у кого из видевших это не возникало чувства неполноценности. Предоставляя старухе убежище, Христиан полагал, что какая-то часть из ее сокровищ должна будет достаться ему, но ларец исчез, и чувство облегчения от смерти тетки сменили ярость, а потом злоба. И выместил он ее на младшей дочери императрицы Ольге Александровне…

Через три дня о пропаже ларца стало известно в Москве. И хотя они составляли лишь малую толику царских сокровищ, оставшихся в России, все же существовала опасность, что вырученные за них средства используются против СССР. Было принято решение выяснить, кто и с какой целью похитил императорский ларец.
Сокровища

Урожденная принцесса Датская Мария-София-Фредерика-Дагмара родилась 26 ноября 1847 года в Копенгагене в семье короля Христиана IX и королевы Луизы. Среди своих многочисленных братьев и сестер она отличалась особою красотой и силой характера.

Ей не было еще шестнадцати, когда ее просватали за старшего сына русского императора Александра II – Николая, – но тот умер молодым, перед смертью успев попросить своего младшего брата выполнить взятые им брачные обязательства. И 1 сентября 1866 года на датском судне «Шлезвиг» в сопровождении царской яхты «Штандарт» принцесса покинула Копенгаген. Одно из преданий гласит, что провожали ее чуть ли не все датчане, а Ханс Кристиан Андерсен, знавший принцессу с детства, вроде бы даже предрек ей долгую счастливую, но под конец полную трагических потерь жизнь.

Так и вышло. Брак с Александром III оказалась вполне счастливым. Дети любили и уважали. При этом все, зная трепетное отношение Марии Федоровны к собственной красоте (она чуть ли не первой стала применять для разглаживания морщин подкожные инъекции) и ее любовь к драгоценностям, дарили ей на все семейные и религиозные праздники украшения. Они-то и составляли содержимое пресловутого ларца императрицы. По описанию одного из знатоков, сделанному еще до революции, в сокровища, кроме брошей, колье, браслетов и воротников, шитых бриллиантами, входило еще и несколько пасхальных яиц, изготовленных фирмой Фаберже (в том числе знаменитое яйцо «Колоннада»), низки черного жемчуга, множество изумрудов, зеленых как джунгли, сапфиры, сиявшие, как восточная ночь, бриллианты чистейшей воды, редкие византийские украшения, большое количество рубинов, тиара из рубинов с крупными алмазами, гарнитур из розовых бриллиантов, а так же пояс из алмазов и бриллиантов.
­­
Мария Федоровна с сестрой вдовствующей королевой Александрой.
Хищники

Ларец с шедеврами ювелирного искусства Мария Федоровна всегда возила с собой. Был он при ней и во время тяжелого разговора с сыном, когда Николай II принял решение отречься от престола. И в Киеве, куда она отправилась после этого. И в Крыму, где ее настигла весть о расстреле царской семьи. И, наконец, на борту английского броненосца «Мальборо», вывозившего ее и дочерей в Европу, где за сокровищами началась настоящая охота.

Надо признать, что нездоровому интересу к своим сокровищам императрица во многом способствовала сама. Уже в Лондоне на встречу с сестрой, вдовствующей королевой Александрой, королем Георгом V и его женой, королевой Мэй, Мария Федоровна надела изумрудный гарнитур, от красоты которого у родственников потемнело в глазах. Особое впечатление он произвел на выросшую в бедности молодую королеву. Взойдя на престол, она первым делом занялась скупкой драгоценностей, но таких украшений, какие были у русской императрицы, Мэй не видела никогда.

В Дании Мария Федоровна меняла драгоценности от игре к игре – королевская семья предпочитала карты. И удивляться тому, что Христиан Х испытывал к тетке ни с чем не сравнимую зависть, наверное, не стоит. До поры и времени его успокаивало лишь то, что рано или поздно хотя бы часть императорских сокровищ достанется ему.

Не дремали и родственники. Ксения Александровна, бывшая замужем за бесшабашным и абсолютно непрактичным великим князем Александром Михайловичем (Сандро) несколько раз подбивала мать продать драгоценности и вложить вырученные деньги в какой-нибудь бизнес. Но Мария Федоровна неизменно отказывала. Однажды она, обычно спокойная, не выдержала и, повысив голос, сказала: «Подожди немного! После моей смерти все вам достанется!».

При разговоре присутствовала и младшая сестра Ксении – Ольга, которая (пожалуй, единственная) ни на что не претендовала. Спустя годы, она вспоминала: «Я нередко замечала, с какой тревогой она смотрит на эту шкатулку. Мама словно предвидела, сколькие люди покушаются на нее и сколько неприятностей будет с ней связано».

Но за все время довольно скромной жизни в Европе – королева Александра буквально заставила сына выделить тетке пенсион в 10 тысяч фунтов – императрица не продала ни одной драгоценности. Обладание ими по-прежнему выделяло ее среди других монархов – ничего подобного ни у кого из них не было!
Завещание

В отличие от Ольги, последние годы ухаживавшей за больной матерью, Ксения довольно неплохо жила в Лондоне. Она подружилась с Мэй, для проживания ей был выделен один из королевских коттеджей, да и многочисленные дети ее были устроены вполне неплохо. Достаточно сказать, что старшая дочь Ксении Александровны – красавица Ирина – была замужем за убийцей Распутина Феликсом Юсуповым. А эта семья, обладая несметными богатствами, всегда часть из них хранила за рубежом.

Ольга же вышла замуж по любви. Брак ее с Николаем Куликовским был признан морганатическим, а потому рассчитывать на помощь монарших родственников она не могла.

Мария Федоровна умерла 19 октября 1928 года на подаренной ей датской короной вилле Видёре в Копенгагене. А на следующий день после похорон было вскрыто ее завещание. По нему, за исключением небольшого пособия прибывшим с нею из России слугам, все свое имущество (включая и драгоценности!) императрица завещала дочерям. При этом доли как Ксении, так и Ольги определялись одинаковые.

Но пресловутого ларца к моменту оглашения завещания в Копенгагене уже не было.
­­
Ольга и Ксения.
«Благородство» короля

Узнав об отсутствии ларца и даже не попытавшись выяснить, кто и когда его похитил, Христиан Х обвинил во всем Ольгу Александровну. Вызвав ее, он опустился до площадной брани и объявил, что «отныне вычеркивает русскую кузину не только из своих родственников, но и знакомых».

Муж Ольги Александровны, чтобы прокормить семью, вынужден был устроиться конюхом – на более престижную работу его в Дании не брали, сама же дочь Александра II голодала по нескольку дней. Только в 1932 году, когда почти за бесценок была продана вилла Видёре, Ольга с мужем купила небольшую ферму в Баллерупе, и вплоть до отъезда в 1948 году в Канаду ее семья жила исключительно крестьянским трудом.

Но и тут мстительный кузен настоял, чтобы доля Ольги в средствах от продажи Видёре была определена всего лишь в две пятых. Остальная же сумма была переправлена Ксении, еще до того забравшей из дома все наиболее ценное, включая знаменитый лимузин императрицы марки «Бельвиль».
Похищение

В то время как датский король «проявлял благородство» по отношению к своей русской кузине, в Москве уже знали, куда так стремительно исчез ларец. Возможно это стало благодаря близости одного из агентов к последнему царскому министру финансов П. Л. Барку. После революции он эмигрировал и работал советником директора Британского банка.

Именно Барку было поручено вывезти драгоценности. И, прибыв в Копенгаген, он первым делом встретился с находившейся там Ксенией. А та втайне ото всех передала ему драгоценности.

Хотя потом англичане не раз заявляли, что вывезли ларец с согласия всех наследников, известно и то, что Барк спрашивал Ксению, знает ли ее сестра, что они собираются переправить ларец в Лондон. Но та заявила, что Ольге надо было думать, когда она выходила замуж, а не теперь, когда ее отринула вся семья.

А вот как сама Ольга Александровна вспоминала об этом: «Сделкою занималась Ксения. Когда же я узнала о ней и попыталась возразить, мне дали понять, что я не имею никаких прав, поскольку замужем за простолюдином».

В любом случае в Букингемский дворец драгоценности были доставлены еще до оглашения завещания императрицы.

Минимальные правила приличия, правда, все же соблюли. Ларец доставили опечатанным, и королева Мэй, как ни велико было любопытство, вскрыла его лишь после возвращения в Англию своей русской товарки.
­­
Императрица Мария Федоровна 1920 год.
Неописанная коллекция

Ларец был распечатан через полгода после смерти Марии Федоровны 22 мая 1929 года. Вот как это событие описывает присутствовавший при нем управляющий королевскими финансами сэр Ф. Понсонби: «Шкатулка находилась при мне. Вошли королева и великая княгиня, которая убедилась, что лента, которой была опечатана шкатулка, не повреждена. Тогда ее вскрыли и стали доставать драгоценности. Низку чудесного жемчуга, подобранного по размеру, самая крупная жемчужина была размером с вишню. По кучкам разложили изумруды кабошон, крупные рубины и великолепные сапфиры. Более я ничего не видел, поскольку посчитал мое присутствие неуместным».

Вообще в этом деле отсутствуют более-менее полные описи оставшегося после Марии Федоровны имущества. Ладно там драгоценности – манера описывать частные коллекции и составлять их каталоги появилась несколько позже. Но не сохранилось даже каталога распроданного с торгов имущества виллы Видёре. А ведь он был: существует ряд свидетельств того, что ряд вещей ушел к покупателям, действовавшим через посредников, ознакомившихся с лотами именно по каталогу. Та же королева Мэй приобрела-таки кое-что из вещей, принадлежавших императрице, но в английских архивах никаких описаний и каталогов то ли не сохранилось, то ли их до сих пор не выдают. В 1980-е годы автору приходилось слышать, что подобный каталог имеется в архивах Лубянки – прислал один из агентов, которому поручалось расследовать это дело. Но когда в начале девяностых появилась возможность ознакомиться с описанием торгов по Видере, его и след простыл.

Потому судить о сокровищах можно лишь по свидетельствам современников, видевших украшения сначала на императрице, а потом и на их новых владелицах.
Бесплатная память

Первой «засветилась» жена уже упоминавшегося Барка. На одном из приемов на ней был замечен изумрудный браслет с бриллиантами. Когда даму спросили, откуда у нее эта вещь, она от ответа ушла, но принадлежность ее к императорской коллекции отрицать не стала: «Это память о нашей дорогой государыне». Скорее всего Барк получил браслет в оплату блестяще выполненной операции по похищению ларца из Копенгагена.

Ряд предметов – жемчужные воротники, корсаж из бриллиантов… – оказались у жен английских банкиров и дельцов с Уолл стрит. Им их скорее всего продала великая княгиня Ксения. Она вплоть до смерти в 1960 году считала необходимым помогать всем своим родственникам, за исключением разве что бедствующей сестры и племянников.

Но наиболее ценные вещи коллекции оказались во владении английской королевы Мэй и после ее смерти украсили многочисленных дам Виндзорской династии. Так, брошь с огромным овальным сапфиром с бриллиантовой застежкой и подвеской из каплевидной жемчужины, которую Марии Федоровне подарил еще ее свекор Александр II, довольно часто можно видеть на нынешней английской королеве Елизавете II. А овальную бриллиантовую брошь с застежкой, подаренную императрице мужем, – на герцогине Кентской. В этой же семье были замечены и бриллиантовая тиара V-образной формы с сапфиром в центре, в которой Мария Федоровна изображена на многих дореволюционных фотографиях. И воротник из бриллиантов и жемчуга, который украшал ее во время празднования 300-летия дома Романовых.

Другое дело, что законность приобретения этих украшений Виндзорами целым рядом историков оспаривается до сих пор.
­­
Великая княгиня Ксения Александровна с мужем и детьми.
Большевистский демпинг

История с императорскими украшениями стала активно обсуждаться в 60-е годы прошлого века после публикации авторизованной биографии Ольги Александровны Романовой-Куликовской. Сама она в разговоре с журналистом всячески обходила эту тему, но тот все равно почувствовал ее обиду из-за вынужденной нищеты своей семьи.

Тогда же и появились первые объяснения того, как и когда английская королевская семья приобрела царские драгоценности. Вышло заявление королевского двора, что приобретены они были законно, но когда неугомонные журналисты стали добиваться суммы, которая была выплачена Ксении Романовой за украшения ее матери, начались разночтения.

Сначала говорили о 350 тысячах фунтов стерлингов, которые были распределены между Ксенией и Ольгой в пропорции шесть к четырем. Когда же Букингемский дворец поймали на явной лжи – о таких деньгах Ольга Александровна и не мечтала! – сумма уменьшилась до 100 тысяч, которые якобы выплатили Ксении, а уже она - де должна была поделиться со своей сестрой.

Тем не менее сомнения в правдивости исходящих от королевского двора сведений не исчезали.

Выяснилось, что уже на следующий день после распечатывания ларца в Букингемский дворец был приглашен один из совладельцев ювелирной фирмы «Хеннел и сыновья» господин Харди. Он же после предварительной и довольно беглой оценки предложил под залог императорских драгоценностей 100 тысяч фунтов, что, исходя из ювелирной практики, составляло не более 10 - 15% суммы, за которую украшения можно было реализовать. То есть стоили они не менее 700 тысяч, что в пересчете по нынешнему курсу составляет примерно 12 млн. фунтов стерлингов. Однако от услуг ювелира отказались, заявив, что продавать украшения никто не собирается.

В любом случае возник вопрос, каким образом 700 тысяч превратились в 100, которые то ли были выплачены, то ли нет.

И тогда, чтобы приглушить «бриллиантовый скандал», откуда ни возьмись и появился свидетель, который утверждал, что какая-то сумма Ксении Александровне была-таки выплачена, но она составляла не 700, не 350, не 100 тысяч, а порядка 40 - 60 тысяч фунтов: поскольку в начале тридцатых годов на рынок хлынули продаваемые большевиками сокровища Романовых, и украшения императрицы, мол, тогда больше и не стоили.
Помощь родственникам за их же счет

Скандал в английской печати продолжался уже около года, и, возможно, появление нового свидетеля и помогло бы его заглушить – ну, кто, на самом деле, будет копаться в биржевых сводках такой давности, чтобы узнать, на сколько из-за проводимых большевиками распродаж упали в цене бриллианты?
­­
Великая княгиня Ольга Александровна с мужем и детьми.
Слухи об английском скандале достигли Канады, куда после Второй мировой войны перебрались Романовы-Куликовские. Ольга Александровна умерла в 1960 году, но был жив ее младший сын Гурий Николаевич Куликовский. Он в 1965-м и обратился в «Хеннел» за разъяснением: сколько, за какие суммы было продано предметов, кто является их нынешним владельцем?

Какое-то время «Хеннел» на запросы не отвечала, потом же сообщила, что сведения о новых владельцах драгоценностей Марии Федоровны являются коммерческой тайной, список же выставленных на продажу вещей можно получить за 80 гиней, то есть за 225 канадских долларов.

Гурий Николаевич, который жил, как его мать, довольно скромно, нужную сумму в Лондон отправил, но каталога бабушкиных украшений так и не получил. Представители «Хеннел» даже терялись в количестве предметов, проданных через их фирму. Их было то ли 65, то ли 76, а в одном письме почему-то упоминалось и всего-то 24 предмета.

В конце концов переписка Куликовского с ювелирной фирмой затухла, но в одном из интервью, данном перед своей смертью в 1984 году Гурий Николаевич высказал предположение, что через «Хеннел» продавалась лишь часть, доставшаяся тетке, коллекцию же Виндзоров пополнили предметы, отобранные Мэй бесплатно. И взяла их английская королева в возмещение пенсиона в 10 тысяч фунтов, который англичане выплачивали бабушке, когда она жила в изгнании.
«К чему обострять отношения?»

Ни Ольга Александровна, ни ее сыновья никогда не оспаривали самоличное распределение Ксенией наследства матери. Великая княгиня терпеливо и мужественно сносила удары судьбы и не поднимала вопрос о наследстве даже при единственной встрече с кузиной Мэй, которая состоялась в 1949 году, когда семья Куликовских переезжала в Канаду.

Когда журналист, работавший над ее биографией, спросил Ольгу Александровну, почему она этого не сделала, та ответила: «Зачем обострять отношения?»

История с ларцом императрицы, всплывшая лишь через десятилетия после смерти Марии Федоровны, наложила, однако, отпечаток на международные отношения. Англичане были единственными, кто в тридцатые годы не протестовал против распродажи большевиками царского имущества. Видимо, они понимали (или им дали это понять?), что по отношению к своим родственникам были не совсем честны.

­­

Категории: Императрица, Княгиня (Княжна), Королева, Король
комментировать 10 комментариев | Прoкoммeнтировaть